Африка и Совет Безопасности ООН: попытка прорыва сквозь путы "нового мирового порядка".

Subject: Африка и Совет Безопасности ООН: попытка прорыва сквозь путы "нового мирового порядка". Taglist: ООН,безопасность,ЮАР,Сомали
Music: Domenico Scarlatti — Prisca Beno*t — Sonata In F, K481

Африка и Совет Безопасности ООН: попытка прорыва сквозь путы "нового мирового порядка".

Четверг, 19 Январь 2012, msgid=00715

Александр Мезяев

12 января в Совете Безопасности ООН состоялось заседание, посвящённое роли Африки в разрешении кризисов на этом континенте. Важная деталь — председательствовал не постоянный представитель ЮАР (которая в январе исполняет обязанности председателя Совета), а специально прибывший с этой целью президент Южно-Африканской Республики Джейкоб Зума. Несмотря на то, что формально тема заседания ограничивалась вопросом об укреплении африканской миссии в Сомали, то, ЧТО и КАК говорилось на заседании, не оставляет сомнений: Африканский Союз решился на переход к качественно новому этапу своей деятельности.

Попытка африканских государств взять в свои руки разрешение "собственных" кризисов понятна — более 70% вопросов повестки дня СБ ООН касаются Африки. Однако в составе Совбеза лишь три государства представляют этот континент (ЮАР, Того и Марокко). При этом Марокко представляет Африку только географически, но не политически, так как не является членом Африканского Союза, не будучи также и членом Организации Африканского Единства (ОАЕ). Африканский регион имеет наибольшее число государств (54) и ни одного постоянного места в Совете Безопасности ООН.

Дж.Зума прямо призвал к реформе ООН и, прежде всего, к реформе Совета Безопасности, который необходимо легитимизировать. Слова сколь же жёсткие, столь и справедливые. И проблема здесь не только в
непропорциональном представительстве, но в том, что СБ ООН уже давно перестал выполнять свою основную функцию по поддержанию международного мира и безопасности. Несмотря на то, что члены Совета должны действовать в интересах всего международного сообщества, на практике наблюдается совсем иная картина. Если мы посмотрим, какие вопросы стоят в повестке дня СБ ООН, то будем немало удивлены. Так, до сих пор в Совете Безопасности лежат без движения жалобы Ливии 1983, 1984, 1986, 1989 годов и даже жалоба Судана аж 1958 года, а также многие другие жалобы и просьбы государств Африки о защите со стороны ООН. (В последнее время Доклады СБ ООН странным образом перестали публиковать список вопросов, находящихся на рассмотрении Совета; невозможно найти этот список и на странице Совбеза на официальном сайте ООН в Интернете. Впрочем, нетрудно понять почему). Может возникнуть вопрос: почему все эти вопросы, не рассматриваясь, продолжают годами оставаться в повестке дня Совбеза? Ответ заключается в статье 12 Устава ООН, которая гласит, что Генеральная Ассамблея не может заниматься теми вопросами, которые находятся на рассмотрении Совета Безопасности. Таким образом, орган, в который входят все страны-члены, не может принимать решения по тем вопросам, которые "находятся на рассмотрении" СБ ООН, даже если они реально им не обсуждаются. Кстати, обсуждающиеся в настоящее время предложения по реформе ООН предусматривают, в частности, проект создания региональных Советов Безопасности, что также является последствием отказа СБ ООН выполнять свои функции беспристрастно и в интересах всего международного сообщества.

Таким образом, Африканский Союз решился, наконец, поставить вопрос о постепенном взятии компетенции по разрешению своих кризисов в собственные руки. Катализатором этого решения стали события в Ливии и очередное участие ООН в его "урегулировании". "Как вы прекрасно знаете, Африканский Союз разработал политическую
"дорожную карту", которая должна была помочь разрешению конфликта в Ливии в прошлом году. План Африканского Союза был полностью проигнорирован в пользу бомбежек Ливии силами НАТО", — сказал Дж.Зума. Таким образом, президент ЮАР прямо заявил, что военная операция НАТО против Ливии стала превентивным ударом, который нанесли по мирной инициативе Африканского Союза. То есть СБ ООН фактически не допустил мирного урегулирования кризиса в Ливии. Действительно, если вспомнить обстоятельства принятия Резолюции СБ ООН No.1973 — практически сразу после принятия резолюции No.1970, — может возникнуть вопрос: откуда такая спешка, да ещё и в ситуации, когда не были использованы меры, предусмотренные предыдущей резолюцией? А дело в том, что именно в это время была выдвинута мирная инициатива Африканского Союза, разработанная в том числе президентом ЮАР Дж.Зумой.

То, что Африканский Союз с ЮАР в роли локомотива начал планомерный выход из-под опеки СБ ООН, переставшего выполнять функцию по поддержанию международного мира и безопасности именно с Сомали, имеет веские основания. Ситуация в Сомали — это продукт уникальной спецоперации не просто по разрушению государства (таких примеров много), но
долговременного разрушения государственности как таковой, разрушения без возможностей восстановления. В Сомали не удаётся восстановить государственность уже более двадцати лет. При этом видимых причин для столь уникальных последствий как будто бы и нет. Более того, там отсутствуют наиболее типичные причины государственной нестабильности, характерные именно африканским странам, прежде всего их
многонациональный состав. В отличие от других стран Чёрного континента Сомали, напротив, является редким примером моноэтнического государства: "титульная нация" — сомалийцы составляют почти 90% населения. Да, там сильная клановая система, но не она является препятствием к восстановлению государственности (нынешний развал Сомали произошёл отнюдь не по клановому признаку). Развал Сомали — особый случай, когда была отработана уникальная методика и получены уникальные результаты. Возможно, Сомали стало полигоном для разрушения Ливии…

Россия во многом поддержала ЮАР. Хотя и не во всём. Постоянный представитель Российской Федерации в СБ ООН В.Чуркин заявил: "Россия поддерживает растущую самостоятельную роль африканских организаций в деле поддержания мира на континенте", однако добавил, что "шаги Африканского Союза в этой сфере должны подкрепляться авторитетом Совета Безопасности". Впрочем, слова об авторитете СБ можно трактовать достаточно широко.

Африканский континент пострадал от пут и нового, и старого миропорядка, возможно, больше всех других. Африка всегда была не субъектом, а объектом международного права. Остаётся она таковым и по сей день. Небольшой промежуток времени (с начала 1960-х), когда ситуация, казалось бы, начала меняться, лишь подчёркивает общее положение, сохранявшееся столетиями и вновь установившееся с начала 1990-х. Однако то, что стало происходить после начала сознательного разрушения существующего миропорядка, стало совсем нетерпимым. Африка стала полигоном для отработки всех самых разнообразных
"международных" спецопераций, где с жертвами не считались совсем. Участие ООН в разрешении африканских кризисов всё яснее стало носить характер их поддержания и даже разжигания. Поэтому желание стран Африки и Африканского Союза выйти из-под подобной "опеки" понятно, закономерно и правомерно. Процесс только начался, но смысл движения ясен вполне.

Реклама
%d такие блоггеры, как: